Продолжение книги — Часть 2

7 апреля 2009 Кишинев. Молдова.

На телефоне это была просто смс-ка, которая несведущему человеку ничего не говорила. Игорь прочитал ещё раз! Нет, не ошибка! Текст был тот, о котором предупреждал командир ячейки. А это значит, что все пять человек, которых он знал в лицо, должны в течение сорока минут прибыть на площадь и найти «своих». Отличительный знак - жёлтая майка, не важно под курткой или под пиджаком. Его ячейка «жёлтая». Он догадывался, что есть и другие группы, имеющие свой отличительный знак. Интересно все получили тот же текст, что и он! – «В воздухе пахнет ржавчиной»! Не взирая на приказ стереть текст немедленно, он в течение всего времени пока добирался на маршрутке до площади, непрерывно вчитывался в текст. В воздухе пахнет ржавчиной! Может и так! Да! Уже пора! Больше терпеть невозможно! Все эти «гавканья, из-под ворот» оппозиции ничего не даст! Только его организация сможет быть детонатором будущего Республики, маленькой, но такой замученной, репрессивным - полицейским аппаратом, созданным президентом, который решил, что он наследник коммунистической партии, и, пользуясь, символикой и идеологическими клише КПСС нашёл момент и захватил власть в Республике восемь лет назад.
Игорь вышел из маршрутки и быстрым шагом подошёл к точке сбора. Они много раз отрабатывали этот момент, не вызывая подозрения у полиции и простых граждан. «Жёлтая группа» по приказу «В воздухе пахнет ржавчиной» обязаны собраться перед магазином «Жемени». Все были на месте, обменявшись условными знаками, и, поддерживая визуальный контакт, они пошли, в сторону, растущей на глазах толпы на Площади национального собрания. Ага! вот, он не ошибся, он инстинктивно вычислил ещё одну боевую пятёрку! У них закатаны штаны до колен. Умно! Кто обратит внимание в толпе, что пять человек в жёлтых майках или в закатанных джинсах.
Посмотрев поверх голов, он увидел на импровизированной трибуне в центре площади несколько знакомых лиц. Вот этот городской мэр, вот та косящая глазом журналистка, которая сама не знает, чего хочет и в порыве профессионального рвения мечется между Россией и Молдовой. Уже наверняка на учёте СИС или русского ФСБ. Нет! Она не имеет отношение к его организации, он уверен! У них нет в организации лиц, которые мелькают на телевидении, участвуя в пиар- скандалах!
Периодически выкрикивая в унисон с толпой «Жос»! Игорь взглянул на часы на арке Победы. Всё! ещё чуть-чуть и начнётся. Стрелки сомкнулись на цифре десять и над площадью раздались звуки колокола и тут же утонули в рёве толпы «Жос»!. Игорь не ожидал, что у него столько «коллег по борьбе». Вместе с боем часов, не меньше двух тысяч человек, ведомые невидимой пока силой, повернулись и пошли в сторону Парламента республики. Игорь не знал, имела ли его организация отношения к распоряжению властей годовой давности, касающегося замены асфальта тротуарной плиткой перед аптекой, кинотеатром и входом в парк. Но это был гениальный шаг, позволяющий мгновенно вооружить толпу. Давно замечено, что мысленная энергия материальна, это чувствуется не только в шуме толпы. Казалось, что энергия передаётся через землю, покрытую остатками тротуарной плитки и бордюров.
Поперёк площади выстроена шеренга карабинеров, вооружённых щитами и дубинками. Они, наверное, все его ровесники. Выгладят испуганными и смешными. А как может выглядеть человек в военной шапке и в стальной каске, советского образца 1940 года? Им, наверное, страшно! И Игорь подумал, что, наверное, даже «Калашников» не придал бы им смелости! Ещё бы! Численность толпы уже превышала тысяч двадцать!
Вдруг один из демонстрантов неожиданно встал перед шеренгой карабинеров на колени и поднял над головой широкую ленту триколор. И как по команде в шеренгу солдат полетели трёхкилограммовые кубики тротуарной плитки. Карабинеры попытались было построить «черепаху» так, как их учили там в воинской части на плацу. Но ничего не получилось. В бронежилетах «кора 1», оставшиеся в наследство от Советской Армии, солдаты превратились в плохо управляемую массу! Через мгновение они побежали, и щиты стали для них обузой. Человек с лентой триколор повернулся к толпе демонстрантов. Для группы «жёлтых» это означало, что надо срочно обойти парламент. По всей видимости, невидимый руководитель узнал, что между гостиницей «S» и зданием парламента подъехали дополнительные силы полиции.
Добежав до забора старого городского парка, Игорь увидел, что толпа, руководимая парнем в черном капюшоне, раскачивает грузовик с номерами MAI. Игорь достал из кармана завёрнутый в носовой платок флакон, с горючей жидкостью. Не обращая внимания на остальных, он подбежал к грузовику и открыл крышку бензобака. Засунул ситцевый платок в горловину и чиркнув зажигалкой, он отошёл в сторону. Толпа раскачала грузовик настолько, что он упал набок, поломав одну из елей, растущих у парламента.

Входящие 31/5. Директору службы и информации и безопасности РМ, экз. 1. Совершенно секретно. Господину Р. ….
Докладная записка: Довожу до Вашего сведенья, что во время конспиративной встречи в рамках (ДОП.) 20071961, агент «Модельер» сообщил, что его знакомый, будучи в состояние алкогольного опьянения, сообщил следующее. Он, в составе группы молодых людей регулярно выезжает за пределы столицы. Там под руководством неких инструкторов они занимаются теорией и практикой проведения саботажа, провокаций и беспорядков, а также организованному сопротивлению силам правопорядкам! Считаю, что данная информация требует дополнительной проверки. В случае подтверждения данной информации действия вышеуказанной группы попадают под соответствующие статьи УК. Прошу Вашего разрешения на возбуждения ДОП по фигурантам, указанными агентом «Модельер». Ст. оперуполномоченный. Жосан И.

Занятия проводились в заброшенном охотхозяйстве на берегу Днестра среди старых тополей и густого кустарника. У Игоря были только оценки отлично. А инструкторы, путая русские и английские слова, хвалили его. На занятиях по теории в классах - домиках, которые были похоже на сказочные шалаши, он с удовольствием изучал основы городского «боя». Все было предельно просто и ясно. Например, автомобиль выводят из строя, прокалывая обыкновенным шилом в трёх точках скаты, бензобак, радиатор. Но в данном случае ему, не от кого было скрывать своих намерений, и он поступил быстро и эффективно. Через 20 мин. грузовик пылал огромным факелом! А со второго этажа парламента начали выбрасывать документы и мебель. Огромное количество белых бумаг кружились в воздухе падая, на землю и на горящий грузовик.
Такого огромного числа пациентов в БСМП не мог припомнить даже старый водитель машины скорой помощи Фёдор Васильевич, который крутил баранку с шестидесятых годов прошлого века. Кареты подъезжали непрерывно, почти до утра, и у всех пострадавших травмы в результате ударов тяжёлыми предметами, вероятнее всего это были камни из тротуаров и полицейские дубинки. Весь коридор был завалин ранеными молодыми людьми и не менее молодыми карабинерами, которых госпиталь МВД уже не вмещал. Все были заняты делом. Врачи задавали вопросы и накладывали повязки, чтобы остановить кровотечение. Санитарки перевозили раненых на алюминиевых каталках к операционным. Подъезжали и отъезжали автомобили с родственниками раненых.
Никто не обратил внимание на белую «НИВУ» без номеров, подъехавшую под эстакаду, ведущую к входу в приёмное отделение БСМП. Человек с восточным лицом в бушлате молдавского полицейского быстро вышел из кабины «Нивы» и, тихо ругаясь, открыл багажник и вытащил под мышки молодого человека без сознания. В порванной чёрной куртке и жёлтой майке, перепачканной в крови. Совсем не заботясь о раненом, сбросил его на холодную апрельскую землю. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что его никто не видел, кавказец в бушлате, сел за руль русского внедорожника и, дав газу едва не задев трансформаторную будку, исчез в темноте.
Молодой человек, лежавший на земле, на мгновение пришёл в сознание от адской боли в затылке, и с трудом открыл глаза! Повернув голову, он вытолкал изо рта сгусток крови, перемешанный с белоснежной зубной крошкой. Перед тем как потерять сознание навсегда он вдохнул отбитыми лёгкими апрельскую прохладу и слабо улыбнулся. Последнее, о чём он подумал - воздух действительно пахнет ржавчиной.

Они вышли из темноты как призраки. В этом вся их суть. Встречаться с врагом лицом к лицу у этих бойцов - выродков не принято. Высокие, сытые, хорошо экипированные, все поголовно в масках. У них даже автомобили необычные, грузовые «Нивы», которые не так часто увидишь на дорогах Республики. В самый разгар волнений на площади у парламента, они трусливо прятались у себя на базе, возле озера в районе тракторного завода, ощетинившись пулемётами, предоставив возможность противостоять бушующей многотысячной толпой молодым неопытным карабинерам. Но как только толпа ближе к полуночи начала расходиться, они группами ринулись вылавливать немногочисленных зевак, которые, не заподозрив опасности, ходили и глазели на костры из документов и мебели. Отработанными ударами они без вопросов сбивали с ног всех подходящих по возрасту поздних прохожих. Закидывали в кузова.
Уверенные в своей безнаказанности жестко наступали ногами на закованных в наручники. Так приказал их министр! Охота на всех без разбору! Не хрен шататься у стен парламента! Развести по райотделам и там, как «положено» допросить! Ломов и противогазов не жалеть! Слушаемся господин министр! Мы ведь служим Родине!



В ночь, когда революционный пыл у студентов остыл, и они начали расходиться по домам и общагам, из темноты, как призраки стали появляться "Воронинские питбули" – «Фулжер» (молния ).Это были не солдаты–карабинеры, стоящие перед бунтующей молодёжью, вооружённые щитами и дубинками, в мешковатых робах, в касках, оставшихся от советской армии, без противогазов и щитков на коленях и локтях. Старые бронежилеты – Кора1, сковывали их движения, превращая в марионеток неопытного кукловода, который перепутал все нити. Они бегали от своих сверстников, позабыв все методы борьбы с демонстрантами. Даром они у себя в части, которая в самом центре Кишинёва, пугали соседей криками и стуками дубинок в щиты. Это на армейском плацу легко. Перед парламентом ими никто не руководил, у них не было радиостанций…Разговор не об этих несчастных сельских пацанах, превращённых в пушечное мясо. Мы поговорим о полицейском спецназе – «Фулжер». Они прятались во время волнений на дальних 
улицах от центра города. Но как только демонстранты разошлись, они появились. В хорошем обмундировании, в щитках на локтях и коленях, в удобных импортных бронежилетах, в берцах, вооружённые  десантными автоматами, на красиво окрашенных спецмашинах. Они начали вылавливать всех, кто имел несчастье проходить в этот поздний час по близлежащим к площади улицам. «Псами» (простите меня собаки! Авт.) руководили по рации опытные командиры, попробовавшие крови в Приднестровье. Пойманные были загружены в автобусы и кузова машин с рисунками орла на фоне молнии. На голову многим надели холщевые мешки, в которых инкассаторы возят мелочь (откуда у них?! Этого нет в инструкциях по конвоированию задержанных). Но им это нравится, так русский ОМОН  конвоирует чеченских партизан, в концлагерь в Чернокозове. Они в чёрных масках, они держат автоматы, как голливудские рейнджеры, стволами вниз. Так круто. Задержанных клали на пол, ноги на них… Кто возмущался, – тому как в песне: «Раз, два, три - по почкам, раз, два, три - по печени». От ударов многие задержанные, особенно девушки, обмочились. Это вызвало дополнительную ярость у уродов в масках. Что случилось? Когда в нашей стране успела вырасти эта свора? Кто её воспитал?  Давайте попробуем разобраться, хотя у нас нет доступа в архивы МВД Молдовы. Попробуем воспользоваться доступными материалами. О молдавском ОПОНе  мы узнали из сводок непонятной, грязной войны в Приднестровье. Да и не войны-то, в общем, а так, вооружённого конфликта местного характера, возникшего по вине первого президента Молдовы, с интеллектом колхозного агронома, взявшегося руководить молодой республикой. Ведомый идиотами из близкого окружения и алкоголика досаафовца, ставшего вдруг Министром Обороны, президент, не задумываясь о последствиях, стравил добрых соседей живущих на берегах Днестра. Армия у молодой республики была клоунской, впрочем, как и сейчас, а кто-то должен был выполнять амбиции руководства Молдовы. Вот и появилось на свет уродливое создание ОПОН. Больших успехов в военном деле они не достигли. Отдали город Бендеры, позорно бежали от казаков, которые и военными в ту пору не были. Но зато после конфликта, в Кишиневе появились новые «герои», одетые в чёрные комбинезоны, с надписью белыми буквами POLITIA, в беретах и почему-то в тельняшках. Один из офицеров ОПОНа с «рыбной кличкой»  даже начал в городе «мурчать». Братва прозвала его «блатным в погонах». А как же ещё? вроде мент, с Высшим ордером Республики. Но! своё казино, крутая тачка, приезды на стрелки с блатными, на которые почему-то приезжала опергруппа ОПОНа. Десятки бойцов ОПОНа после войны совершили сотни преступлений, но им всё сходило с рук – это же «защитники» целостности Республики! Впрочем, это длилось не долго. Главой МВД стал Воронин,  который посадил на цепь своих псов, повысив зарплату, льготы, выделил квартиры и тренировочные базы. Он готовил их для будущего. Периодически возникали казусы, на которые тогдашний министр реагировал очень болезненно. Например: на улице Каля Ешелор на конечной остановки троллейбуса, народ с радостью и удивлением наблюдал, как посередине перекрёстка дрались полицейский и опоновец, причём, оба были в форме, один с синяком под глазом, другой с разбитым носом. 
Где был ОПОН, когда два молодых отморозка украли в городском тире два пистолета? И самодур-полковник, так и не дождавшись ОПОНа, получил смертельные ранения прямо в кафе полным людей? Но зато достоверно известно, что в первых числах апреля 2009 года по тревоге был поднят стопроцентный состав ОПОНа. Прапорщик-старшина в автопарке ОПОНа на Скулянке (сектор Кишинева) выдал боевые патроны. Там же  стояли БТРы, с заряженными крупнокалиберными пулемётами. Всё было готово к бойне, они знали, что противник – студенты и молодёжь ... ( Авт. Эта статья была написана мной в мае 2009, сразу после апрельских событий. Еще никто из обывателей не слышал про убитого Олега Бобок, шаркал ножкой будущий генерал с бульдожьей рожей, подавая ручку главе Еврокомиссии с красивым именем Марьяна которая отказалась посетить ИВС на ул. Тигина 6. Еще никто не видел кадров, снятых в ночь на 7 апреля, где одуревшие от вседозволенности, полицейские офицеры Гуменицэ  и Пержу, под защитой ОПОНА избивают насмерть ногами молодежь. Поменялась власть, но не поменялась система! «Это не я! Докажите!» - упираются убийцы в погонах. Ни один опоновец  не привлечен к уголовной ответственности. А телевидение с удовольствием в новостных блоках показывает тренировки ОПОНа, восхищаясь слаженностью  действий носителей черной формы, готовых убивать! И для них не важно, бандит ты, или просто студент, гуляющий по площади. Главное, что бы был тот, кто кормит, и даст команду – «FULGER  ФАС!!!»!!!» 

Сентябрь.2008 год. Центральная часть Республики. Бывшая база охотников и рыболовов. В этих краях приезжим рассказывают легенду о том, что, когда Господь раздавал людям землю, жители Республики опоздали, и к их приходу земли закончились. И тогда они воззвали: «Господи, а как же мы?!» И тогда Бог пожалел их и подарил им кусочек рая. Жители, довольные и счастливые так прижимали землю к сердцу, когда несли ее домой, что она стала холмистой. А осень на этой райской и холмистой земле особенно красива. Красная и желтая листва «разбавляет» зеленый цвет, который преобладал все лето. Летняя жара уступает место осеннему ласковому теплу.
Пользуясь такой погодой, на заброшенной базе у берега реки, инструкторы проводили занятия с курсантами. Если бы кто-то случайно забрел на базу, то ничего приметного не заметил. Со стороны могло показаться, что тренер проводит занятия с молодыми спортсменами. Наверное – рукопашники.… Но, никто не мог со стороны увидеть эти занятия. На единственной ведущей к базе дороге – сеть постов. Даже у берега реки в густых зарослях ивняка, поставлены «растяжки» с сигнальными ракетами. Сама база была идеальна для скрытной жизни и занятий.
Многое бы отдал министр-мент, если бы кто-то хоть шепнул ему про эту базу. Ух! Тогда министр согнал бы сюда свору своих верных «псов». Ведь до столицы Республики отсюда всего каких-нибудь сорок километров, которые можно преодолеть за полчаса спокойной езды. Вот он задал бы устами своих оперов множество вопросов. Зачем, к примеру, на заброшенной базе столько молодых парней? И чему их учат эти инструкторы? Зачем курсантам заброшенной базы знать, что для изготовления «коктейля Молотова» нужно смешать бензин, олифу и сахар? Вот бы менту-министру добраться до этой базы! Загнал бы он всех, и инструкторов и курсантов в подвалы республиканского «гестапо» в центре столицы. Подвалов-то у него хватает. И специалистов задавать вопросы, тоже в достатке.
Ничего нового. В двадцать первом веке методы спецов министра не сильно отличаются от методов НКВД и Гестапо. А зачем что-то менять? Просто, и дешево! Запоминайте! Человеку заковывают руки и ноги в наручники. Сгодятся, впрочем, и обыкновенные поясные ремни. Значит, руки – вместе, ноги – вместе. А между ними, вдоль тела, просовывают лом. Обыкновенный строительный лом. Его хватают с двух сторон два добрых «дяди» - опера, и кладут на края стоящих рядом столов. Скованный и подвешенный человек становится похожим на добычу африканских бушменов. Через пару минут кисти рук становятся багряного цвета. Голова, запрокинутая назад, начинает «гудеть». А для того, чтобы жертва не расслаблялась, опера бьют ее резиновой палкой по пяткам. Поверьте, обмочиться в трусы – не самое страшное в подобной ситуации. Вы не видели ломов в кабинетах оперов и следователей? И не увидите! И никакая комиссия не увидит. Почему? Да потому что их очень искусно прячут в вешалках, которые стоят в каждом кабинете. Есть такие, собранные из труб. А еще на этих вешалках или на пыльных шкафах висят и лежат в брезентовых сумках противогазы.- Это у нас учения были, - говорят полицейские, не уточняя, что за учения. А еще – старые полевые телефоны, с ручным приводом подачи электрического разряда. Валяются, и все. Пока не появится необходимость совместить эти несовместимые вещи. Задержанного сажают на стул с застегнутыми сзади руками, и совмещают: противогаз – на голову, провода от телефона – к руке и ноге. Все готово! Говори! Не хочешь? Поворот ручки телефона, закроют на пару минут шланг от противогаза.… Да, не пытайся увидеть, кто крутит ручку аппарата. Стекла резиновой маски закрашены краской. Кто бьет пластиковой бутылкой, наполненной водой по голове – тоже не увидите. «Что, опять обмочился? Какой-то ты слабенький. А ведь все только начинается!
Ах, если бы генерал-мент узнал бы про базу на берегу реки – он бы постарался! Один его, похожий на бульдога, зам чего стоит? Лично участвует в допросах. Тоже хочет стать генералом! Но! Прозевал весь оперативный состав и «воинство» стукачей базу на берегу красивой реки. И никто не мешает инструктору объяснять сидящим на траве курсантам, что арматуру и куски труб надо бросать параллельно земле, на уровне колен. Даже если у полицейских будут надеты щитки, удар будет очень болезненным. Курсантам было запрещено вести конспекты. Поэтому приходилось запоминать, что самое уязвимое место у полицейского в бронежилете: горло и ребра. Закончив лекцию, инструктор скомандовал:- Встать! Всем – по пятьдесят отжиманий на кулаках. Через час – вечерний кросс. Вопросы есть?- Нет! – довольно стройно ответили курсанты. Хотя большинство из них даже представления не имели об армейской службе.- Разойтись! – скомандовал инструктор, и, закурив сигарету, пошел к берегу реки, чтобы там, присев на траву, полюбоваться бегущей водой и приятным осенним вечером.

Россия, Москва. Высшая школа ФСБ. Январь 2010. Существует теория, что, если, по какой-то причине на Земле исчезнут люди, их место займут пчелы или муравьи. На крайний случай – крысы. Но никак не обезьяны, от которых мы, с легкой руки Дарвина, якобы, произошли. И, если, в цепочке обезьяна-человек не хватает, минимум, одного звена, у пчелиного сообщества – все звенья на месте. Строгая вертикаль иерархии, и – матриархат! – преподаватель поправил рукой очки в золотой оправе, и осмотрел аудиторию, заполненную курсантами.- Итак, впервые, и, пока, единственный раз метод «Рой» был применен 7 апреля 2009 года в одной из Республик ближнего зарубежья. «Рой» оказался настолько эффективным и неожиданным для служб МВД и госбезопасности этой Республики, что эти организации оказались совершенно неподготовленными к событиям такого характера. А у нашего руководства появилось предложение ввести «Рой» в программу обучения. По теме: «Организация саботажа и уличных беспорядков в условиях города». Нашими аналитиками прогнозируется использование «Роя» в некоторых странах постсоветского пространства. Также, не исключено, применение подобных методов в некоторых государствах Ближнего Востока.
Но, пока, наивысшего результата «Рой» достиг в той самой Республике. Оставив политические аспекты, немаловажно учесть, что в результате акции произошли кардинальные изменения как раз в политической жизни Республики. Преподаватель нажал на столе невидимую курсантам кнопку, свет стал гаснуть, а позади инструктора включился экран. На нем появилось изображение человека на фоне трехцветного флага, с головой быка в центре. - Это бывший президент Республики, - продолжал лектор, обращаясь к будущим офицерам разведки России. На экране появилась точка лазерной указки. – Наши физиономисты и психоаналитики дали исчерпывающий ответ по поводу данной личности. Желающие могут самостоятельно ознакомиться с этим заключением. В рамках сегодняшнего занятия мы рассмотрим только главные отклонения психического характера. Которые, кстати, - преподаватель сделал паузу, и лазерной указкой очертил круг на лице бывшего президента, – и стали основной причиной краха им же созданной партии, державшей в Республики все ветви власти и бизнеса. Курсанты разглядывали портрет пожилого человека с монголоидным разрезом глаз. На экране, сменяя друг друга, появились кадры с тем же персонажем, в разных ракурсах. Никто из курсантов, даже не имея особого опыта в физиогномике, не сомневался, что на фото – человек пьющий. Это было лицо алкоголика, потребляющего исключительно дорогие напитки.
В аудитории включился свет, и преподаватель начал прохаживаться вдоль экрана. По осанке было видно, что это – бывший военный. Что являлось нормой для данного заведения, готовящего офицеров ФСБ России. Курсанты в камуфляжной форме, с круглыми шевронами бело-синего цвета на рукавах, внимательно конспектировали, стараясь одновременно не пропускать ни одного сказанного слова. Преподаватель кашлянул в кулак, и, извинившись, продолжил:- В результате неразумных действий чиновников, которые докладывали Президенту-коммунисту выгодную только им информацию, в Республике образовалась взрывоопасная смесь из националистических лидеров оппозиции и бизнес элиты. Одинаково уставшие от карательных методов работы полицейско-чиновничьего аппарата Республики. Теперь, более детально рассмотрим аспекты вышеупомянутого действа, под названием «Рой». Почему – «Рой»? Существует идеальное совпадение в поведении пчел и действий демонстрантов, на центральной площади Республики. У пчел всеми руководит скрытая в недрах улья королева-матка. Она, посредством выделения в воздух специфического химического вещества, а также – особой амплитуды взмахов крыльев – отдает необходимые приказы всем своим подчиненным пчелам: солдатам, разведчикам, рабочим. Роль «королевы-матки» в Республике взял на себя подпольный некий Центр сопротивления, сформированный, по нашему мнению, из бывших силовиков и сотрудников спецслужб.
Поскольку основные денежные поступления в Республике находились под контролем сына президента, и преданных ему коммерсантов, «Центру» не удавалось пойти по обычному в таких случаях пути. Таких как распространения листовок, призывающих к свержению власти, организации голодовок и акций протеста публичного характера. Бизнес-элита Республики, пресмыкающаяся перед Президентом, и запуганная полицейским аппаратом, заменивший все силовые структуры Республики, категорически отказалась финансировать массовые акции протеста.
К счастью участников сопротивления, в их рядах оказался ученый-психолог. По нашей информации, он и является тем человеком, который придумал «Рой». На мизерные средства, находящиеся в распоряжение «Центра сопротивления», были созданы малочисленные, от пяти до семи человек, группы боевиков из молодежи и студентов. Были арендованы семь баз в заброшенных охотхозяйствах, в бывших пионерских лагерях, на бездействующих полевых станах, где опытные инструкторы в течение четырех месяцев по усиленной программе, предположительно – израильских коммандос, обучали молодых курсантов. Там, помимо общефизической подготовки и обучения способам ведения боя в городских условиях, в обязательном порядке проводились занятия по преодолению психологических барьеров. Например, каждый курсант был обязан выполнить в конце курса обучения следующее упражнение: встать под привязанное за задние лапы, к ветке дерева, животное средней величины - кролика, кошки или собаки – отрезать ножом голову, и стоять, подставив лицо под струи крови.
И здесь тоже подходит аналогия с пчелиным роем. Не обязательно, чтобы все пчелы были солдатами. Вполне достаточно матке-королеве приказать солдатам атаковать неприятеля, как все пчелы становятся солдатами, забыв о работе, уборке и прочем. Ведомые пчелами «солдатами» «рабочие» пчелы атакуют противника, подражая им.

Преподаватель сделал паузу и, сняв очки, посмотрел на курсантов. Для разрядки напряжения, он спросил:- Товарищи курсанты! До этого момента все ясно по теме? Может, у кого есть вопросы? Инструктор достал из кармана носовой платок, и, нежно подышав на стекла очков, протер линзы. Водрузив окуляры на место, вопросительно посмотрел на лица будущих офицеров ФСБ. В третьем ряду поднялась рука. Сделав паузу, преподаватель произнес:- Прошу вас! Курсант, поднявший руку, встал на вытяжку и четко представился. Затем провел руками по ремню:- Разрешите узнать? А что, материалы по подготовке и действиям операции «Рой» уже рассекречены? Вы сказали, что это был апрель 2009 года?! Преподаватель ответил, пряча улыбку:- Нет! Весь материал и информация, предоставленная мной, в рамках сегодняшнего занятия – результат агентурной работы и аналитического отдела той организации, в которой Вам предстоит служить. И, кстати, вы назвали фамилию. Я знал одного сотрудника КГБ в советское время, с такой же фамилией. Вы – не родственники, случайно? Его звали Василием!- Так точно, - четко отрапортовал курсант. – Это мой дед. Я – тоже Василий. В честь деда. Преподаватель улыбнулся:- Очень приятно, Василий! Мы с вашим дедом в семидесятых годах служили в той самой Республике. Я его хорошо помню, он тогда был старшим лейтенантом. И, знаете, он Вам сможет дополнительно по нашей сегодняшней теме рассказать о менталитете жителей этой Республики. Это, между прочим, явилось немаловажным и в развертывании операции «Рой». Садитесь! Итак, слушайте дальше! – сказал преподаватель, и повернулся к экрану, на котором стали появляться изображения высокого белого здания – в черных пятнах копоти на уровне третьего этажа.- Это – Парламент Республики. После штурма демонстрантов. Но сначала, сохраняя аналогию с пчелиным роем, я должен вам сказать, что «химические вещества в воздухе и определенные амплитуды движения крыльев» в Республике заменила всемирная паутина. А проще говоря – Интернет.
Именно через Интернет были поданы сигналы подразделениям курсантов-бойцов (пчелам-солдатам), собраться в боевые пятерки-семерки, различимые по внешним признакам, цвету одежды, например – желтым майкам, закатанным до колен джинсам, и прочим. Через Интернет были переданы порядка ста тысяч приказов-призывов к молодежи, на которые откликнулось более половины. В течение часа и тридцати семи минут, численность демонстрантов увеличилась с восьми тысяч до двадцати трех. Еще спустя час на площади было порядка сорока тысяч человек. Преподаватель продолжал рассказывать курсантам о «Рое», а сам размышлял о том, что курсант в третьем ряду удивительно похож на своего деда, чекиста Василия, с которым он, тоже молодой старлей, выпили не один литр славного красного «Кагора», которым так славится Республика.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Менты против ментов

Март 2008 год. Республика. Столица. Микрорайон «Отаваска» Подъехавшие на «Мерседесе» были самоуверенны и полны решимости. Хотя сотрудники дорожной, да и не только дорожной полиции, как правило, не знали этих людей в лицо, слухами о них «земля полнилась». В руках мелькнули пластиковые прямоугольники с триколором. Любому посвященному слова «Управление специальных операций» говорило о многом.- В чем дело, прапорщик? Немедленно верните документы водителю! Это наша спецоперация.От неожиданности, и перемены ситуации, у старшего прапорщика буквально закружилась голова, и он инстинктивно положил руку на кобуру. Но кобура у него была старого образца – поясная, не сравнить с современными «подмышечными» оперативников. Поэтому, он не успел еще коснуться пальцем застежки кнопки на своей кобуре, а в руках подъехавших уже мелькнули пистолеты. И это были не штатные «Макаровы», а двадцатизарядные «Беретты». Не боясь привлечь внимание водителей проезжающих мимо легковушек и маршруток, с удивлением глядящих на гражданских людей, наставивших пистолеты на сотрудника дорожной полиции, оперативники взяли на прицел ошалевшего инспектора дорожной полиции. Тем временем второй полицейский не опускал головы, но, скосив глаза к лежащему на его коленях мобильнику, судорожно набирал номер командира батальона:- Это «Ратуш – 53», у нас проблемы… - только и успел сказать он, как в стекло служебной «Лады-Калины» постучали стволом пистолета, приказывая жестом выйти из машины. Прапорщик открыл дверь и обратился к стоящему у машины человеку:- Вы что, мужики, озверели? На заднем плане ему бросилась в глаза картинка: лицо водителя-турка, сидящего в белом бусе и пристегнутого наручниками к рулю. На мгновение инспектору показалось, что турок хитро улыбается…
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Секция

Май.2009 год. Турция. Анталия. С первого взгляда, эта вилла была не самой фешенебельной в этом престижном секторе побережья, и почти не отличался от соседних домов. Разве что опытный глаз обратил бы внимание на чрезмерное обилие антенного «хозяйства» на плоской крыше, по архитектурной «моде», принятой на Востоке. С моря дул теплый ветерок, шурша листьями олеандров и фикусов в глиняных светло-коричневых кадках, расставленных вдоль стенок веранды. В воздухе пахло морем, розами, и свежескошенной травой. Было слышно журчание воды в маленьком фонтане, в котором плавали ярко-красные рыбки. Казалось, что там, вдали, небо сливается в одно целое с лазурным цветом морской глади. На веранде, за столиком с ножками в виде мифических львов, три человека пытались завязать беседу. В этих краях, если ты уважаешь, или делаешь вид, что уважаешь собеседника - не принято сразу переходить к главной теме разговора. Но сегодня все условности были соблюдены, и каждый отдавал дань этикету, поочередно поинтересовавшись здоровьем собеседника, здоровьем родителей и детей. О женах, опять же, согласно этикета, никто не вспоминал. Не принято. Да и времени заняло бы много. Ведь за столом сидели правоверные мусульмане, и у каждого было не менее трех жен. Довольно большое число вооруженных людей, в нижнем дворе, и вокруг виллы, явно давало понять, что собеседники, сидевшие за стеклянным столиком не простые местные богачи, собравшиеся от безделья мило побеседовать.… Один из беседующих, с сильно обветренным лицом, носил головной убор, по которому можно было легко определить, что он – афганец. Он и начал разговор, ради которого они и собрались здесь:- Груз вернули почти весь. Но это не все. Нам важно знать, кто виноват, как наказали, и как будем работать дальше? Он посмотрел на маленького толстяка с большим золотым перстнем на указательном пальце. Толстяк, волнуясь, поправил на шее кожаный шнурок, с маленьким черным треугольником – «нузгой»:- Уважаемый, все расходы по возврату груза, как вы знаете, мы взяли на себя. И груз уже у уважаемого «Шаха»! Он показал рукой на третьего собеседника, в добротном европейском костюме и белоснежной рубашке с открытым воротом. Тот, кого назвали «Шах», слегка кивнул головой, и зачем-то провел рукой по зеркальной поверхности стола, на которой не было ни пылинки. Толстяк вытер шелковым платком выступившие от волнения на лбу капельки пота, и продолжил:- Но, наказать главного виновника мы, пока, не можем, уважаемый. Дело в том, что у них в стране произошло что-то вроде переворота, и сейчас он в тюрьме. Афганец удивленно поднял бровь:- А что, в тюрьме его невозможно «достать»? Сколько это там будет стоить? Толстяк сложил ладошки на груди, и, в знак согласия, склонил голову к левому плечу:- Дело не в деньгах, уважаемый «Шах». Как я уже сказал, все расходы мы берем на себя. Но, в данный момент мы ничего не можем решить. Пока не можем! Там у них в республике идет борьба за власть. А тот, кто нам нужен, сидит в 3-м блоке центральной тюрьмы. Там же сидит один молодой миллионер. Агентура сообщила, большой человек в этой республике. Его там обвиняют в организации этого самого переворота. Поэтому усиленная охрана. За миллионером следят днем и ночью. А нужный нам человек находится, к нашему сожалению, в соседней камере. Но, как только там все успокоится, вопрос будет решен, Саиб. Аванс за него уже уплачен. Афганец не хотел усложнять отношения с «Шахом». В конце концов, груз вернули, потери минимальные. И он знал, что если «Шах» сказал, что накажет виновного – это означает, что накажет обязательно. Тем более, что разговор шел об обычном гяуре, который просто взял денег и не выполнил свою работу. Афганец еще подумал, что без «Шаха» и его лабораторий в Голландии и Германии, которые перерабатывали огромное количество его товара-сырца в маленькие разноцветные таблетки, ему Европу не удержать. В его бизнесе надо постоянно быть начеку. Его разведка, уже не раз докладывала, что колумбийцы спят и видят, как вытесняют его с европейского рынка…
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Героин, Ксива, Автомат

Март. 2008 год. Республика. Столица. Микрорайон «Отоваска». Прапорщик не верил своим глазам. Он не первый год служил в дорожной полиции, и всегда знал, что подобное может случиться. Но он думал, что это может быть угонщик, или пьяный водитель… Но чтоб офицер полиции… Это был шок…- Вы что, мужики? Мы же – менты! – вырвалось у него. Ближайший к нему офицер в гражданской одежде процедил сквозь зубы:- Прощайся с погонами, сука! Завтра будешь там торговать китайским говном! – и кивнул через плечо, намекая на вещевой рынок «Каля Басарабией»! В это время со стороны улицы Измаильской, на большой скорости подъехала «Нива» командира батальона дорожно-постовой службы. Через стекло было видно, что майор неистово матерится. Где это видано, чтобы его прапорщики стояли у патрульной машины, а два «тела» держат их на мушках пистолетов? «Нива» едва успела затормозить, а майор уже выскочил из нее, передергивая затвор автомата, с криком:- Стволы на землю! Перестреляю, на хер! Вызванная им же опергруппа «подлетела» через пару минут.…Но это было только началом громкого скандала.
__________________________________________________________________ Декабрь. 1980 год. СССР. Москва. Председателю КГБ СССР, генералу К.. 1). Согласно Вашему приказу, за №573/12 от 09.07.1979 г., нашим подразделением (22575) была осуществлена закладка специзделия ВУММ-50М в указанных согласно схеме местах. 2). Заложенные изделия при установке были настроены на «спящий» режим, и могут быть использованы в срок до 30 лет.3). Вся техническая документация и инструкции по запуску изделий ВУММ-50М, а так же рапорты о произведенных работах переведены на учет технического отдела, согласно правилам допуска три нуля.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Автогонки и Диверсанты

Август 2008 год. Республика. Столица. Микрорайон «Телецентр» Летняя жара в этот день сжалилась над фанатами уличных гонок, одарив всех теплым, ласковым ветерком. В этом районе города часть дороги была построена в форме трезубца, а через пару километров снова сходилась в сплошную магистраль. К тому же, над трехрядкой проходил поперечный мост, опять-таки – с автодорогой. Гонщики каким-то образом каждый раз уговаривали руководство столицы, и на отрезке трассы, под мостом, деловито суетились молодые ребята – энтузиасты скорости, объединенные общей идеей доказать, кто «круче» на четырехсотметровой дистанции. Часам к десяти утра, количество зрителей, привлеченных, шумом моторов и музыкой из динамиков увеличивалось, и плотной стеной заполонило края трассы. На поперечном мосту, над трассой для проведения гонок, встретились два неприметных человека. Можно было подумать, что они увлечены подготовкой к старту очередной пары машин – серебристого «Субару», с регистрационным номером «Зеро», и черного двухдверного «Мерседеса». Одному из собеседников было лет тридцать, и он, в основном, слушал седовласого, поджарого мужчину, явно с военной выправкой.- И что, точно рванет? – спросил тот, что помоложе.- А вы не беспокойтесь! Это вам не самодельная херня, сделанная недобитыми шахидами, из селитры и алюминиевой пудры. Поверьте мне, молодой человек, если я говорю – направленный взрыв, то это значит направленный взрыв. Все рассчитано еще тогда, на советских полигонах. И вообще, я не понимаю, за те деньги, что я получил, и этой информации хватает «за глаза». Вам не надо ничего изготавливать, доставлять, закладывать. Только инициировать взрыв. Поверьте мне, рванет так, что мало не покажется! И, самое главное, никаких реальных следов. Даже самая крутая экспертиза не определит, что это было. Смогут определить только эквивалент. Аналогов в справочниках нет. По химическому составу ничего не выяснится. Остатки взрывчатого вещества растворяются под воздействием кислорода ровно через 17 минут после остывания. Когда эксперты доберутся до места, ничего найти не удастся. Тем более, - бывший военный внимательно посмотрел в лицо своему молодому собеседнику, коснувшись указательным пальцем к старому шраму над левым глазом, - тем более, – повторил он, - вы, скорее всего, сделаете это в ближайшее время. Ведь осень – это пора праздников в вашей республике. Да? Молодому человеку не понравилась чрезмерная интуиция старого чекиста. Ведь, не смотря на свою внешнюю молодость, он успел очень многое в жизни. С профессиональной точки зрения. Юридическое образование, спецкурсы. Выполнял задания в соседней, непризнанной республике. Правда, эти действия были не совсем одобрены общественностью, возомнившим, что демократия должна быть обязательно с «человеческим» лицом. Подняв солнцезащитные очки на лоб, он внимательно посмотрел в глаза собеседника и глубоко вздохнул, как его учили на курсах по психологии. Он не хотел развивать тему сроков проведения операции. Но этот кэ-гэ-бэшник, как будто видит насквозь. Тем временем, под мостом, на котором они стояли, раздались крики, свист и аплодисменты. Победившая «Субару», к радости зрителей, «жгла резину», бешено вращая колесами на месте, извлекая черный дым из покрышек. - Давайте о главном! Вы должны мне объяснить, каким образом активировать заряд? Какое устройство детонирует заряд, и что будет с взрывником? поинтересовался молодой. Но старый комитетский лис умел вести беседу так, чтобы извлечь из нее максимальную пользу. Он был больше, чем уверен, что именно этот молодой боевик и будет подрывником. Ну и пусть! Он свое отвоевал. Сегодня последний день его пребывания в этой солнечной, но давно уже не братской республике. А, вообще, хорошо, что он нашел здесь, в их республике, покупателей на свой необычный товар. Ведь в Грузии он тоже, через бывших сослуживцев, вышел на потенциальных покупателей. Все вначале было хорошо, но потом грузины его обманули, денег не заплатили. Место закладки узнали, но не смогли главного – блокировать взрыватель на устройстве. Получилось, ни вам, ни нам! Он еле унес ноги из Кутаиси, через Турцию. Помогла старая сноровка и опыт нелегальной работы. А хитрые «дети гор» все равно залезли в дерьмо. Извлечь заряд они не смогли и пришлось сносить целый мемориал. Причем, при сносе главной стелы, пострадали мирные граждане. Они думали, что он шутит про мощность заряда. «Курносый» сапер заложил динамит в шурф, просверленный в основании памятника, и, подражая американским подрывникам с телеканала «Дискавери», давал интервью телевизионщикам, объясняя, как плавно ляжет бетонная махина. Но надо слушаться старых солдат. В момент взрыва сдетонировал спрятанный ВУММ. Бабах был такой силы, что многокилограммовые железобетонные осколки глыбы накрыли близлежащие дома и дворы, поражая людей. Погибли женщина и ребенок – девочка, что дало повод российской прессе целую неделю «мыть кости» грузинскому президенту.*** Под мостом, на трассе, молодой парень, руководивший гонками, верхом на квадроцикле желтого цвета, объезжал ряды зрителей, жестами показывая, что необходимо соблюдать безопасность.- Послушайте меня, - сказал старший. – Все очень просто, и рассчитано на самого глупого пользователя. Молодой пропустил колкое слово мимо ушей. Переспрашивать было не в его стиле, записывать устройство детонатора, комитетчик сразу запретил, а брать с собой диктофон запретил тот, кто направил его на эту встречу.- Все очень просто, - инструктировал старый диверсант молодого. – От основного заряда на поверхность земли, под углом в сорок пять градусов, тянется детонирующая трубка. На поверхности земли выход трубки замаскирован под ячейку на бетонной тумбе, которая стоит между тротуаром и клумбой парка. В отверстие, я его уже проверил, вы вставите устройство, которое вам предстоит изготовить самостоятельно, так как запалы такого образца уже не производятся. Это шестидесятисантиметровая металлическая трубка, с одной стороны должна быть нарезана резьба, под диаметр стандартного запала армейской гранаты РГ-42, с другой – трубка должна быть заужена до диаметра 5 сантиметров. Трубку вы заполните.… В этот момент по мосту, где собеседники вдавались в технические подробности необычного устройства, проехал самосвал «КамАЗ», груженный кубиками ракушечника – котельцами, как его называют в этих краях. Голос бывшего ка-гэ-бэшника утонул в грохоте двигателя самосвала. Но, судя по тому, как молодой кивнул два раза головой, он понял состав смеси, которая приведет к подрыву фугаса на площади, возле Арки Победы.- В момент, когда вы выдернете кольцо, начнется отсчет времени. У вас будет ровно три минуты. Насколько далеко уйдете от места – тем целее будете! – то ли предупредил, то ли приговорил ка-гэ-бэшник своего слушателя.- А почему так мало? Что, мозгов не хватило больше времени задать? – спросил молодой.- На счет мозгов – это вопрос не ко мне, я не разрабатывал устройство, я его только устанавливал. Но Вам я могу сказать, что существовал пульт управления дистанционного подрыва. Но, когда вы захотели независимости, Москва, вместе с архивами, увезла и всю техническую документацию. Так что остается только экстренный, срочный подрыв. В общем так, введите устройство, которое вы изготовите, в отверстие, и выдергивайте чеку. Как вы поняли из моих пояснений, поражающих элементов нет. Корпус закреплен на анкерах. Будет только ударная волна. А ответственность? Ответственность, молодой человек, пусть берут на себя другие! Я свою ответственность только что продал за деньги вам. Вы все поняли? Я надеюсь! Но, если что-то забудете, у вашего генерала есть схема, которую я нарисовал, - усмехнулся бывший диверсант. – Прощайте! Не подав руки, ка-гэ-бэшник быстрым шагом направился в сторону «Дома радио», чтобы уже спустя пару мгновений раствориться в толпе, на остановке троллейбуса. А молодой диверсант, оперев локти на перила моста, и подперев подбородок, переваривал беседу, припоминая технические подробности, наблюдая, как под мостом, на тумбу с номером «один» вскочил молодой парень в синей майке и джинсах, с абсолютно белыми волосами, и высоко поднял над головой кубок победителя. Откуда в нашей республике блондины, да еще автогонщики»? – некстати подумал человек на мосту.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Тюремные Уроки

Май.2009 год. Республика. Столица. Тюрьма. Он здесь, в этой камере, совсем недолго. Но ему казалось, что этого человека, минимум, он знал много лет. Толстяк, перешагнувший сорокалетний рубеж, и посаженный властями по раздутому до невозможности делу, носил и мягкое, и доброе прозвище – «Дорогой». На фоне обилия всевозможных «Серых», «Зайцев», «Румын» и «Турков» - «погоняло» сокамерника звучало как-то успокаивающе. Да и внешность «Дорогого» не расходилась с кликухой. Миллионер, будучи коренным жителем столицы, мельком слышал об этом человеке, но пути их не пересекались. Слишком различными были уровни, которые они занимали в столичных «нишах». А вот, судьба свела их «на одном поле».С «Дорогим» было легко и свободно общаться. Сам он шутил о себе, цитируя фразу из рекламы: «С толстяком – и время бежит быстрее». При этом улыбка расплывалась на его лице, хотя глаза всегда оставались грустными. Как выяснилось, он сильно скучал по своей дочери, которую он не видел уже больше трех лет. Но, выбирать не приходилось. Он вынужден был терпеть. Это «Дорогой» добился того, чтобы миллионера перевели из заброшенной, вонючей одиночки к нему в камеру. Молодой миллионер с удивлением обнаружил, что в новой камере есть холодильник, электрическая плитка, и, самое главное – телевизор. Благодаря телевизору у миллионера появлялась возможность узнать, что говорят телерепортеры о нем, верит или нет население в то, что он не участвовал в организации апрельского мятежа. Миллионера не удивило то, что контролируемые коммунистами каналы поливают его грязью. Удивило, что были и те, кто открыто выступал в защиту его непричастности к событиям. Помимо этого выяснилось, что одновременно с ним была арестована масса людей, в том числе и абсолютно невиновных, никакого отношения не имеющих к этой странной «революции».Правда, в застенки попали и те, кто реально бросал камни в полицейских, и люди, в основном – молодежь, кто вообще в часы погрома даже близко не подходил к площади…Миллионер, посмотрев новости, сразу завел дискуссию с «Дорогим». Он объяснял, что в момент погрома он вообще был в другом месте. И, что, в отличие от одного из «революционеров», который еще до апреля где-то достал ишака, нарядил его в форму полицейского, и водил его по площади, а потом активно швырял камни в здание парламента перед объективами телекамер - вообще не имел отношения к толпе молодежи, разграбившей и подпалившей парламент. На вопрос «Дорогого»: «А чего они тогда хотят?», молодой миллионер поведал сокамернику, что вся эта партийная элита, уже давно «точит зуб» на его богатство. И это не смотря на то, что он всю жизнь за все всем платил. Это было его кредо! За все платить. И еще, обещал? всегда выполни обещание! Это правило досталось ему в наследство от отца, который всячески наставлял его, молодого парня, тогда еще не помышлявшего о миллионах. В пору своей юности он с одноклассниками делал свои первые шаги в бизнесе, пытаясь наладить производство копченостей, даже не осознавая, что это дает о себе знать его «предпринимательская жилка». Тогда же он усиленно увлекся таэ-квон-до. И это тоже было необходимостью. Он в те годы жил в одном из старых районов столицы, где тот, кто не умел постоять за себя, легко мог оказаться в разряде «лузеров». Оттуда, из далекой юности, он и вынес свой «коронный» удар ногой с разворота. Этот финт не раз выручал его в отрочестве, когда вопрос - Есть пару копеек?», нередко заканчивался предательским ударом «под дых». И каково же было удивление любителей «пары копеек», когда этот мальчишка с черными глазами и длинными волосами, вдруг, проявлял неожиданную ловкость, и одним точным ударом отправлял противника в нокаут, вызывая тем самым восхищение сверстников. Тогда еще не вошло в моду, когда впятером били одного. И даже «на магале», где жил мальчишка, действовали неписанные «законы» драки – один на один. Миллионер с ностальгией вспоминал те времена, когда парня не били в присутствии девушки, даже если он из другого района…В первую ночь пребывания в общей камере, миллионер проговорил с «Дорогим» до утра. Он вспоминал, как в старые добрые времена считалось неприличным приходить к кому бы то ни было «с разборками» домой. Подобное поведение считалось уделом ментов. Обидчика могли «подловить» где угодно: у школы, у кинотеатра, у магазина, но только не дома. «Дорогой» улыбался и молча соглашался с миллионером. Он сам вырос в такой же «магале». И все эти правила были ему знакомы с детства. А утром их ожидал неприятный сюрприз, под названием – «шмон».
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

История Фальшивого Трафика

Ноябрь. 2000 год. Столица. Республика Ему нравилось быть «Ментом»! Ни с чем несравнимая власть, которая дает «ксива» - прямоугольник с фотографией, и розоватый вкладыш к нему. А еще, иногда, и другой ментовский аргумент – пистолет. Родом «Мент» был из самопровозглашенного, и никем не признанного крошечного государства, которое решило, что для благополучия достаточно объявить себя русскоязычным. Эйфория 90-х прошлого века вскоре разбилась об экономические проблемы, которые сами собой не решались. А бывший могучий «старший товарищ», тоже ставший независимым, не смотря на единство языков, кроме своих солдат в «непризнанной» - больше ничего не оставил. Да и помогать не торопился. С любопытством, наблюдая через две границы, как бьется в конвульсиях, и стремительно нищает якобы «братский» народ. В момент, когда между республикой и ее отколовшимся осколком возникло некое подобие войны, «Мент» еще учился и не носил погоны. Поэтому, в пекло конфликта не попал. Но, поразмыслив своими юными мозгами, он решил, что там – на другом берегу реки в Республике, ему будет лучше. Это было удачное решение, не смотря на то, что в Республике это учреждение называлось полиция, и школа называлась – полицейская академия. «Мент» инстинктивно называл себя ментом. Ну, не называть же себя «копом»? Вначале, пока он еще был молодым, его «сослали» в пригород, служить в экономической полиции. Но это было не ТО! Не те дела, не те деньги. Вскоре его, старательного и прилежного лейтенанта, приметило и взяло «на карандаш» местное начальство. И, по сложившейся традиции, по мере продвижения начальства, продвигался по служебно-иерархической лестнице и молодой лейтенант. Так он оказался в недавно созданном Департаменте по борьбе с организованной преступностью. Бывший начальник теперь уже старшего лейтенанта, конечно же, не стал в одночасье главным лицом во вновь созданном Департаменте. Он стал всего лишь начальником одного из отделов, которому нужны были верные и послушные помощники. И «Мент» начал службу в новом отделе. Не надо отличаться особым умом, чтобы понять, что в столице маленького государства «крутятся» практически все деньги страны. В самом Департаменте этот факт прочитывался довольно легко, когда по четвергам в день проведения совещаний, на служебной стоянке выстраивались все новинки германского, французского и японского автопромов. Редкие «Жигули» выглядели здесь каким-то анахронизмом. Но на «Жигулях» на совещание приезжали либо особо хитрые сотрудники, не желавшие демонстрировать свое благосостояние, либо мастодонты предпенсионного возраста, верившие, что все эти суперновинки престижных иномарок не куплены молодым сотрудниками, а «подарены» бабушками, дедушками или «нанашами» на свадьбу. Большинство же коллег «Мента» - не особо старались спрятать свои «Бумеры» и «Мерсы». Да и чего им было бояться? Как и сейчас в те годы в Республике были очень сильны отношения, которые в народе называются кумовством. У каждого уважающего себя «мента», прокурора или судьи, были чуть ли не с десяток «крестников» - уважаемых людей, занимавших высокие посты. И достаточно было изловчиться, чтобы «покрестить» ребенка или внука «большого» человека, и ты тут же поднимался на ступеньку выше по иерархической лестнице. (На языке Республики это называется – стать «фином»). И в ту пору здесь бытовала шутка, что « у нас в стране столько «финов», что, явно, Финляндией назвали не ту страну. И «Мент» старался не отставать от общих «тенденций», участвуя в застольях и банкетах по поводу появления очередного «фина». Медленно, но верно, «Мент» поднялся до звания капитана, с достаточным количеством «родственников» в нужных властных структурах. Именно тогда и наступил его «звездный час». В Республике искусственно стали раздувать проблему, которая сулила огромные перспективы для служебного роста, и неслужебного обогащения. Большой кусок бесплатного, вкусного «пирога» принесло американское правительство, которое в порыве своего неуемного желания участвовать во всем и везде, не считаясь с расходами, только бы русские не опередили. Но Россия не «купилась» на искусственно созданную проблему. А американцы, в силу своей полудетской наивности, так до конца и не поняли, что их «развели» как «лохов». Все началось с многочисленных рапортов от морских пехотинцев-миротворцев в югославском Косово, которые заявляли, что к их блокпостам и другим местам расположения американского воинского контингента, началось «нашествие» проституток, вывезенных правдами и неправдами из пределов республик бывшей «Империи». Некоторое количество этих девиц, искавших счастья на обломках Югославии, поставленной на колени хитроумными янки, оказались родом как раз из той самой Республики. Естественно, прибегая к американцам поплакаться в бронежилетку, искательницы быстрых и больших денег, рассказывали скучающим от безделья американским солдатам, душещипательные истории. Все истории, как две капли водки, были похожи одна на другую, о том, что всех девочек, поголовно, вывезли против их воли. При этом подло обманули, сказав, что в Боснии и Косово они будут работать официантками и сиделками. И что они, бедные, поверили и согласились. То, что мусульмане не берут на работу православных сиделок, а также сомнительность работы в чужой стране без знания языка, они, бедняжки, поняли только на месте. Сержанты и солдаты морской пехоты, воспитанные в сытой и свихнувшейся на демократии Америке, были убеждены, что перед тем, как зайти к жене в душ, необходимо соблюсти ее права, и, чуть ли не письменно испросить на то разрешения. А посему, они «влет» проникались состраданием к хитрым девицам. Которые привыкли по роду занятий, «разводить» мужчин. И вояки срочно строчили рапорты своему начальству. А начальство , в свою очередь – в вышестоящие военные ведомства, которые отчитывались перед Госдепом и Конгрессом. По всей видимости, не имея других важных проблем, американский Конгресс создал специальную комиссию по этому вопросу. А там – тоже американцы. Даже еще хуже – американки, которые тоже уверены, что муж должен, за неделю до того, предупредить, что намерен посетить ее в душе. Так, совместными усилиями проституток из бывших союзных республик, армии и Конгресса США, был испечен долларовый «пирог» для чиновников и «ментов» Республики. Именно в то время в лексиконе граждан Республики появилось непонятное и пугающее слово – трафик. По дипломатическим каналам поступило предложение, от которого у пришедшего в ту пору к власти коммунистического руководства, началось обильное слюноотделение, от предвкушения как будет поделен многомиллионный транш, выделяемый на борьбу с трафиком. Слушая американцев и делая умные лица, чиновники согласно кивали головами, цокали языками. Незамедлительно соглашались с тем, что проблема существует, и бороться с ней необходимо здесь и сейчас. Но, с помощью чужих денег, естественно. Мгновенно в Республике, как грибы поганки после дождя, стали появляться общественные организации, якобы, уже давно заметавшие, что-то неладное. Но только сейчас, при американской поддержке, готовые грудью встать на защиту, как невинных девушек, так и искусных «жриц любви», которые «случайно» оказались за границей. И очень хотят вернуться (бесплатно, конечно же) на родину. На телеэкранах Республики замелькали репортажи о трафике девушек, которых всегда снимали со спины, и, даже, изменяли голоса, потому как злобные «трафикеры» могут их узнать и нещадно наказать.Представители общественных организаций, напротив – никогда не скрывали своих лиц, и с удовольствием смаковали истории неудачливых путан. Параллельно, с не меньшим удовольствием чиновницы демонстрировались шикарные прически, ухоженные лица, превосходный макияж, идеальный маникюр. Все это было украшено отнюдь не дешевой бижутерией, одетой и увешанной поверх свитеров и блузок из бутиков с мировыми брендами. Рассказы пестрели историями бедных сельских девушек, которые обманом были вывезены из Республики. И о том, какое важное дело творят борцы с трафиком для будущего Республики. Тут же на телевидение появился цикл передач, насыщенных кадрами из неведомых саун, где все присутствующие были полуодеты и старательно прятали лица. К видеоряду прибавлялись сытые и хитрые лица азиатов, которые курят кальян. К этому – снятые скрытой камерой, с изображением низкого качества кадры ночного клуба, где у «трубы» танцуют стриптиз одна или две девицы. Неискушенному зрителю было и невдомек, что его кормят, простите за банальность, информацией «не первой свежести». Дельцы от телевидения компоновали кадры 90-х годов, сюжеты старых операций полиции нравов и съемки любого восточного базара, Добавляли куски фильмов из немецких стриптиз клубов. Выдавалось все это за «чистую монету». Никому и в голову не приходило подвергать увиденное сомнению. Никто и не задумывался, что маловероятно, чтобы хозяева ночных клубов в Косово, взяли бы на работу в шоу полуграмотное существо с узкими бедрами и полутораметровым ростом. Возможно, в своей захудалой деревне или поселке такая девица считаться за красавицу, ведь кому-то и кобыла невеста, но в шоу-бизнесе подобное «чудо» если и возьмут на работу, то, разве что для уборки сортиров. Но наш обыватель – до неприличия наивен, и охотно верит в страшилки истории о неких мерзавцах, которые толпами вывозят за границу всех подряд малолетних девиц, лишая целые районы женщин репродуктивного возраста, нанося тем самым грандиозный урон генофонду Республики. Не отставали от телевизионщиков и театралы. На заокеанские деньги было поставлено несколько спектаклей, и полунищие, полуголодные актеры, много лет перебивавшиеся мизерными заработками, с удовольствием репетируя, от счастья скакали по сцене, предвкушая высокие гонорары. И не беда, что предстояло играть далекие от классики сюжеты, где нет «Дяди Вани» и «Вишневого сада». Сказать, чтобы эти спектакли собирали полный аншлаг – нельзя. Жителей Республики, измученных вопросом, как жить дальше, не особо увлекал малопонятный сюжет из чужой жизни. Но, как сказал неизвестный истории матрос: «Ну, на настоящую революцию нас не хватит, но заварушечку мы им устроим!» И заварушечка удалась. В Республике всерьез заговорили о проблеме.Тем временем, МВД Республики не имело на своем счету театральных аншлагов, но «артистов» там тоже хватало. Там знали, что «за все нужно платить», и, рано или поздно американцы спросят, так что же сделано? Поэтому там лелеяли надежду, что если достойно отработать первое действие «спектакля», то американские спонсоры вполне могут выделить и второй, и третий, и… как Богу будет угодно. Но, сначала, нужно было отчитаться за то, что уже якобы сделано. И в МВД взялись за дело. При департаменте по борьбе с организованной преступностью, в срочном порядке, был создан отдел, призванный бороться с поставленной американцами задачей: остановить трафик женщин. Знакомый нам «Мент», с первых дней создания нового отдела, оказался в штате. Отличительной особенностью новообразования было то, что ни один из его сотрудников не знал, что, как, и зачем делать. Отдел можно было бы так и назвать – «Ноль», если бы не случай. После месячного безделья, и праздного шатания по кабинетам, к «Менту» обратился представитель общественной организации, от которой за версту пахло американскими «баксами». Она-то и сообщила, что в ближайшее время ожидается прибытие из Турции группы девиц, задержанных тамошней полицией нравов «Asair ve Ahlak polisi».Согласно расписанным заокеанскими хозяевами правил, представитель общественной организации, молодящаяся старуха, должна, в присутствии офицера отдела «антитрафика», встретить и опросить первую группу депортированных проституток. Главная задача – выявить пока еще неведомых негодяев, вывозивших девушек с любимой Родины. В столичном аэропорту об их приходе были уведомлены. Под встречу и беседу им выделили просторный кабинет в «досмотровой зоне». Едва самолет авиакомпании «Туркиш Эрлайн» из Стамбула приземлился, «Мент» вышел к контрольному пункту проверки паспортов. То, что он увидел, его удивило и насторожило одновременно. На паспортный контроль проследовала разноголосая и пестрая толпа. Турки, в костюмах, при галстуках, «челноки» с баулами в черно-белую клетку. Ну, и, конечно же, сами депортированные девушки. Выглядели они так, будто только что закончили фотосессию для эротического журнала: высокие сапоги-ботфорты, каблуки, мини-юбки, глубоко декольтированные маечки, призванные подчеркнуть всю прелесть молодых девичьих тел. Мельком взглянув на выражение лица представительницы общественной организации, «Мент» понял, что и она пребывает в замешательстве. Оба ожидали увидеть измученных и запуганных девиц, обманом увезенных за границу. Но, цветущий вид прибывших девушек, их мобильные телефоны последних моделей, их дорогущие кожаные сумочки – цена коих равнялась зарплате местного инженера – явно свидетельствовали о том, что им врядли приглянется перспектива работать на виноградных плантациях Родины. Ведь там зарплата – мелочевка, которой едва хватило бы даже для среднего качества комплект нижнего белья. Попросив пограничника направить всех, кто с «белыми» паспортами, в выделенное помещение, «Мент» стал ждать. Но, общение с девушками не добавило ясности. Оказывается, никто никаких претензий ни к кому не имеет, и никаких трафикеров они не знают. А если и жалеют о чем, так только о том, что турки их депортировали. На приглашение дамы из общественной организации пройти курс психологической реабилитации, в удобных и располагающих к этому условиях, вечно веселые проститутки предложили даме самой пойти в не менее «уютное» местечко!«Мент» был в растерянности. Он понял, что не готов, пока, к таким делам! И то, что девиц пришлось отпустить прямо из здания аэропорта – его личный проигрыш. Пока! Проигрыш…
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Пьющая Жена Чекиста

Октябрь.1976 год. Молдавская Советская Социалистическая Республика. Кишинев. Чекиста звали просто Василий. И, как у всех сотрудников его ведомства, все у него было хорошо. Хотя родился он на Украине, служил он в соседней Молдавии. Да и какая разница? К родителям погостить он мог поехать в любое время. Жена, Раиса, родила ему замечательного сына – Мишку. Сама она работала в «золотом» магазине – «Ауреола», где любители благородного металла, бойко раскупали украшения на любой вкус. Да и квартира у него – в самом центре города. Не новая, правда, зато отдельная, в уютном дворике городской «магалы». Квартир в этом дворике было одиннадцать. Но соседи были дружные, и в теплое время года, вечерами, выходили во двор прогуляться перед сном. Детишки тут же играли в свои игры, взрослые – в свои. В маленькой уютной беседке в такие вечера разыгрывались нешуточные баталии: играли в «дурака» или забивали «козла». И хотя все соседи знали, что Вася – чекист, никто особо не боялся рассказать «колючий» анекдот про стареющего руководителя страны, ничуть не опасаясь, что будут неприятности. О своей работе чекист никогда и никому не рассказывал – статус организации обязывал. Да никто и не пытался его о работе спрашивать. В те времена такие вопросы были и бесполезны, и опасны. Конечно, иногда возникали случаи, которые впоследствии обрастали подробностями и передавались из уст в уста. Чекист, порой, жалел, что, вопреки своей воле, он был вынужден иметь отношение к подобным историям. Методы и оперативность решения поставленных задач, вызывала восхищение у рядовых граждан, которые даже не догадывались, насколько КГБ опутал своей паутиной всю огромную страну. Чекист просто не мог не помочь в помощи соседскому пареньку, который всего за три дня до этого вернулся из армии, а родители не столько обрадовались возвращению сына - «дембеля», сколько возможности ненадолго уехать на отдых к морю. Их можно понять. Дело в том, что пока сын два года отдавал долг Родине, они поочередно дежурили у кровати парализованной бабушки. Родители уехали на море, а бабушка возьми, и отдай Богу душу, буквально через пару дней после их отъезда. Внук-пограничник оказался в довольно сложной ситуации, которую он, ну никак не мог разрешить самостоятельно. Куда уехали родители – он не знал. А то, что бабуля помрет – не ожидал. Вот и обратился он за помощью к дяде Васе. Чекист пытался узнать название пансионата, но «дембель» его не знал, и все, что смог предоставить – лишь фотографии и данные родителей. А потом по городу поползли разговоры, как утром к дому, где умерла бабушка, подъехала черная «Волга», а из нее вышла женщина в пляжном халате и тапочках, а следом за ней – мужчина в шортах, босиком, и с волейбольным мячом в руках. Это с помощью чекиста родители «дембеля» были «отловлены» прямо на пляже, и доставлены на похороны бабушки. В те годы казалось, что ничего неожиданного в жизни чекиста произойти не может. Будущее рисовалось простым и понятным. Сначала сын выучится на офицера, и будет делать военную карьеру. Сам он выйдет на пенсию по выслуге лет, устроится на хорошую гражданскую должность. Ведь бывшие чекисты пользовались особым спросом в отделах кадров оборонных заводов. Да и гражданские предприятия без разговоров принимали на работу молодых пенсионеров. И станут они доживать свой век с женой Раисой, нянча внуков, попивая чаек с вареньем, да радуясь безмятежной старости. Но судьба, как известно, капризная дама, и, порой, вытворяет такие «фортеля»… Неприятности начались с того, что чекист, вдруг, заметил, что его жена Раиса начала чаще и чаще возвращаться с работы пох «хмельком». Поначалу чекист подумал, что стал «рогоносцем», и пьянки – это результат Райкиной измены. Но дружок чекиста, служивший в комитетской «наружке», проследивший по его просьбе за супругой, однозначно заявил: мужиками рядом «не пахнет»! Женуля просто по-свински «забухала»! Никакие воздействия, задушевные беседы, глаза в глаза, рука в руке, пощечины, не помогали! Максимум, через неделю воздержания и обещаний «больше никогда», жена вновь приходила, а, чаще, ее и вовсе – приносили, в состоянии невменяемости. Главной заботой чекиста стало, как спасти семью? Ведь жена-пьяница у офицера-комитетчика – вещи несовместимые. Эта проблема занимала все его мысли. Думал он об этом и тогда, когда поздней ночью, в центре города, он, специалист-взрывотехник, лично закладывал в «спящий режим» злополучный ВУММ. Он представлял, что утром, когда они закончат закладку фугаса, придя домой, застанет пьющую, или валяющуюся на полу или диване супругу. А сын тем временем будет, скорее всего, у соседки – Валентины Ивановны, где он стал все чаще и чаще ночевать, поскольку пьяная мать категорически не реагирует на крики малыша. Тогда, задумавшись там, в яме возле Арки Победы, он перетянул гайку крепления фугаса, и ключ, сорвавшись, рассек ему бровь. Вылезая из ямы, продолжая думать о жене и сыне, он отдал приказ засыпать фугас грунтом, и установить на место прикрывавшую раскоп, гранитную плиту. Он торопился поскорее попасть домой!
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Черное Логово

Март.2008 год Республика. Столица. У входа в это мрачное здание в центре города, установлено некое подобие памятника. Выполненная из меди, методом чеканки надпись под памятником, взывает к прохожим и посетителям этого учреждения, помнить о тех, кто, исполняя служебный долг, погиб в борьбе за суверенитет и целостность Республики. Но, судя по равнодушным лицам прохожих – им глубоко безразлично, кто и за что отдал свои молодые жизни. В погонах ли они были, или без. Происходит это потому, что, отчасти, конфликт по сей день оказался неразрешенным, породив на карте мира карликовое государство, которое бьется в конвульсиях, но упрямо твердит о своей независимости. А может оттого, что улица, на которой стоит это мрачное здание, насквозь просматривается камерами наружного наблюдения. А без камер, в том числе и камер видеонаблюдения, этому зданию никак нельзя. Ведь здесь расположено Министерство внутренних дел Республики. Неизвестно, где этот утренний посетитель оставил свой автомобиль, только к зданию МВД он подошел пешком. Быстрым, спортивным шагом взбежав по широким ступеням лестницы, он одной рукой придержал полы дорогого кашемирового пальто, а другой потянул на себя массивную входную дверь. Зная, что на входе придется показать удостоверение, а потом пройти сквозь рамку металлодетектора, он заведомо оставил пистолет в машине. Это позволяло ему не задерживаться с формальностями возле дежурного полицейского, который всегда стоит справа от входа, за деревянной стойкой. Металлодетектор среагировал на его проход слабым, противным писком. Но посетитель, распахнув пальто, продемонстрировал дежурному прапорщику массивную золотую цепь с крестом на груди. В любом другом случае дежурный пошутил по поводу украшения, но с этим посетителем он ограничился кивком, зная, что перед ним – начальник управления специальных операций МВД, и даже намек на шутку может эхом отозваться на всей его карьере. По поводу этого человека ходили слухи, что он будто бы, чуть ли не родственник министра. Иначе, как объяснить столь стремительный рост в должностях и званиях молодого полковника, любителя золотых цепей столь внушительного размера. Поднявшись на этаж по лестнице с каменными перилами, носитель золотого креста на минуту задержался у стенда. Слева на стене, где были выставлены фотографии всех министров МВД, возглавлявших ведомство, начиная с поры, когда Республика еще была частью Великой Империи. Среди обилия звезд и погон, посетитель взглядом выделил нынешнего Президента Республики, в форме генерал-майора. Усмехнувшись, посетитель перевел взгляд на последнюю в этом ряду фотографию нынешнего генерал министра, в кабинет которого он сейчас и спешил. В просторном кабинете, где присутствовала вся атрибутика министрерско-ментовского быта: фуражка американского полицейского, множество вымпелов, с, преимущественно, изображенными на них мечами и щитами, портрет президента над креслом «хозяина» - беседовали на равных, или, почти на равных, два человека – генерал-министр и молодой полковник.- Ну что, докладывай! – скорее попросил, чем приказал министр, и, встав из-за огромного дубового стола, пригласил собеседника присесть в кресла у круглого «журнального» столика в углу кабинета. Полковник, не смотря на дружелюбный тон министра, присел на краешек кресла, не позволяя себе расслабиться. Он знал, что генерал-министр от его новостей быстро «взорвется» и перейдет на крик и мат. А встречать министерский гнев нужно вытянувшись в «струнку».- В общем, так, - начал свой доклад полковник – Ничего хорошего там не получилось. Мы опоздали буквально на пару минут. Эти бестолковые гаишники успели слишком много увидеть. Да и курды хороши. Сразу начали с «козырей» - забросали инспекторов «баксами». Да в таких количествах, что те испугались, и решили держать «честь мундира». В общем, пошел неуправляемый процесс, и теперь нужно что-то делать, и, чем быстрее, - тем лучше! Полковник поправил свой «золотой символ» на груди, и подумал, что зря он не снял его перед входом в кабинет к генерал-майору. Но министр «взорвался» совсем не обращая внимания на украшение, а акцентировал свое внимание на мамах подчиненных полковника, которые не углядели за перемещением микроавтобуса с героином. После долгого возмущения и шипения, дрожащим указательным пальцем у носа полковника, генерал-министр немного успокоился. Глубоко вздохнув спросил:- Что делать думаешь? Полковник коротко, но ясно изложил план спасения ситуации. Генерал-министру предлагалось задним числом подписать рапорт о вербовке агента-курда, который, якобы, заранее сигнализировал о наркотрафике. Тогда полковник сможет объявить, что это операция его управления, и автоинспекторы-мздоимцы все испортили, не выполнив приказ заместителя начальника отдела. Это даст возможность замять скандал, и, даже, вытурить к чертовой матери из органов этих двух прапоров авто инспекторов. Рука министра, с все еще выставленным вперед пальцем, в одно мгновение трансформировалась в фигу:- Вот тебе! Хочешь и меня замарать этой историей? Я и так жду очередной разгромной статьи в прессе. Эти борзописцы и без того постоянно под меня «копают»! Итак еле «замял» скандал вокруг этой конспиративной квартиры.
«ССЫЛКА ТУТ»

Полковник дипломатично промолчал. Хотя знал, что никакая это не конспиративная квартира. А его, генерала, «гнездышко». Но полковник в молодые годы и был полковником, потому что умел промолчать в нужный момент. Вот и сейчас, когда министр демонстрировать всю мощь своих голосовых связок, полковник делал вид, что внемлет каждому сказанному слову начальника. Он даже кивал в нужных местах этого долгого монолога. Лишь изредка, он отводил подобострастный взгляд с лица своего шефа – на зарешеченное окно кабинета. Он прикинул, что если даже в городе найдутся лихие домушники, вряд ли кто из них решится залезть в окно второго этажа этого здания. Генерал министру этот кабинет достался, по сути дела, от президента, который пережил в этих стенах не самые лучшие моменты. Тогда, на закате Империи, толпа в порыве продемонстрировать свою смелость и стремление к независимости, начала громить здание МВД Республики. Говорят, что именно после тех событий бывший министр и нынешний президент приказал установить решетки на окнах. И именно тогда у него появилась отличительная особенность – когда ему становилось страшно, или он злился, у него начинала дергаться верхняя губа, обнажая левый клык. С этими же событиями связано появление в автопарке МВД, машин красного цвета, с неким подобием лопат для уборки снега. Правда, в качестве «снега» предполагались люди…От этих мыслей к реальности полковника вернул голос генерал-майора:- Ладно, давай свои рапорта по агентам и по операции. Я подпишу! Но учти, родственничек, если что – я за тебя отвечать не буду! Прогоришь с этими бумагами – пойдешь сидеть!
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Воспоминания и Бизнес

Июль. 2009 год. Республика. Столица. Чекист приехал в город, в котором он когда-то служил. Это было еще в прошлом веке. Он был уверен, что поездка предстоит удачная. Удачная, с точки зрения бизнеса. Ну да. Именно бизнеса! Ведь у него есть товар, а у кого-то деньги. Ситуация в бывшей союзной Республике складывалась парадоксальная. Коммунистические лидеры, были настолько уверены в победе на предстоящих выборах, что утратили чувство реальности Занятые поиском сфер бизнеса, которые еще не успел подмять под себя сынок президента, советники руководителя республики благополучно прозевали как растущую видимую оппозицию, так и теневые силы, которые устроили в Столице бунт «революцию». Ее основными участниками стала, как всегда, самая активная часть молодежи – студенты. Будь возраст митингующих чуть постарше, скажем, от тридцати и выше, президент-коммунист наверняка приказал бы открыть огонь по толпе. Но на площади, а потом и в разгромленном здании президентуры и парламента кричали, бросали камни, громили, поджигали кабинеты, и требовали отставки коммунистического режима – школьники и студенты. Президент испугался, что, если его верные псы-полицейские начнут стрелять и погибнут дети-подростки? Им на смену, на площадь придут их отцы и братья. А папаши нынешних студентов-революционеров были рождены еще в Империи. И, за редким исключением – прошли неплохую школу в имперской армии. Президент-коммунист имел реальный шанс повторить постыдный путь, который проделал президент соседнего государства, отдавший приказ стрелять по демонстрантам… Помимо «бизнеса», были у Чекиста в столице Республики и другие дела. Но это было, как говорится, больше для души. Он хотел взглянуть на свой старый дворик в центре города, где он был молод и счастлив. Хотел узнать, жива ли еще его соседка – Валентина Ивановна, у которой он в те годы часто находил своего спящего сына Мишку. Сердобольная женщина всегда выручала его, когда жена Раиса шаталась где-то с подружками-пьяницами. У соседки еще был сын – старше Мишки лет на пять. И она ласково называла его «Дорогой». Также его называли и мальчишки во дворе. А он всегда стеснялся и злился из-за этого. Интересно, где он? Наверное, ему сейчас уже лет 45. Да. Сколько времени прошло? Занятый этими воспоминаниями, чекист дошел до центра города. Делая вид, что прогуливается, он купил у симпатичной продавщицы в круглом киоске, на улице Гоголя, «хот-дог». Удивился, как разросся цветочный рынок. В те времена, когда он служил, здесь было всего-то пяток лотков с гвоздиками и розами. Вкушая заморскую еду, он медленно шел в сторону Арки Победы, делая вид, что любуется главной площадью Республики. Слева от него выстроился ряд массивных тумб, белого цвета, а между ними были навешаны перемычки из металла, в виде сплетенных лавровых листьев. На каждой тумбе была массивная «шапка-колпак», украшенная поверху металлической шишкой. У последней тумбы чекист остановился, неловко управляясь с остатками «хот-дога». Чуть поодаль суетились уличные фотографы, назойливо предлагая редким прохожим запечатлеться на фоне самой Арки Победы. Поблизости молодая женщина усаживала бойкого мальчугана в маленький игрушечный джип на аккумуляторах, который здесь выдавали напрокат те самые фотографы. Стараясь, не привлекать к себе внимание Чекист выбросил в урну остаток заморской еды, и, вытерев руки о салфетку, вытащил из кармана замысловатый стержень-ключ. Прикрывая свои манипуляции полиэтиленовым пакетом, он склонился над тумбой. По тому, как «Чекист» ловко вставил ключ в неприметное отверстие в наконечнике тумбы, можно было понять, что он хорошо знаком с этим устройством. Меньше минуты ему понадобилось, чтобы определить, что замок цел, а взрывной канал абсолютно чист. Установив на место металлическую черную «шишку», чекист облегченно вздохнул, и, обернувшись лицом к площади, только сейчас с удивлением обнаружил, что перед белым домом правительства отсутствует памятник вождю революции. Когда его успели убрать, Чекист не знал. Он очень давно не был в Республике. И, надо же, довелось вернуться. Как говорится, есть повод повидаться. А что касается памятника, то это теперь Чекисту было «до лампочки»!
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Работать Негры, Работать

2003 год. Столица. Республика. Департамент по борьбе с организованной преступностью. Начальник департамента, не хотел слышать ни каких, объяснений! Собранным в срочном порядке сотрудникам вновь созданного подразделения «антитрафик» он объяснил, что если новый отдел не начнет работать, причем – плодотворно, то все поедут работать в отдаленную периферию Республики. Бороться с расхитителями «частной собственности» - коров, кроликов и овец. «Мент», сидевший в зале, был согласен с начальником департамента – пора было начинать работать. Впрочем, с начальником были согласны почти все, поскольку не только уважали его, но и, откровенно, боялись. Низкорослый, с рыжими, коротко стриженными волосами, он носил репутацию «лихого мента».О нем рассказывали много историй, в том числе и таких, в которых дело заканчивалось перестрелкой. Причем, в них «начальник» всегда оказывался быстрее и метче. Так было и в тот раз, в пригороде Столицы, когда «братва» решила «струсить» с бизнесменов должок. «Начальник» тогда лично застрелил «правую руку» тогдашнего вора в законе, вложив убитым «браткам» новенькие гранаты в уже остывающие руки. При этом, никто не обратил внимания, что у убитого левши, граната оказалась, почему-то, в правой руке. А начальник департамента продолжал давать рекомендации. Он объяснял, что в Республике, для иностранцев, есть только две радости: винные подвалы и сауны с девочками. Поэтому, так как подвалы с шампанским находятся под личным контролем сына президента, то начинать нужно с саун. Там и надо искать истинных «трафикеров». В конце своего монолога «начальник» решил подсластить жизнь отделу, сообщив, что американцы начали выполнять свои обещания, а именно, передали в ведение полиции четыре внедорожника японца. О том, что их было пять, и что замминистра МВД Республики один из них забрал себе, он уточнять не стал. Равно как не стал углубляться в тот маленький технический нюанс, что машины были с коробками-автоматами, и жрали бензин по-черному. И, в завершение, были двух дверными, что и вовсе ставило под сомнение рациональность их использования при проведении полицейских оперативных мероприятий. После совещания «мент» срочно созвонился с начальником отдела полиции нравов столицы Вовчиком . Вовчик был уникумом. Он был из разряда «непотопляемых». Что, впрочем, объяснялось наличием дяди в парламенте Республики. За свою службу он умудрился трижды подниматься до звания майора, а затем снова скатывался до капитанского звания. Его трижды пытались вовсе уволить из МВД, поскольку в отделе кадров обнаружился его «левый» диплом о высшем образовании. История обернулась для Вовчика шестимесячным вынужденным отпуском, со снятием очередной майорской звезды. Но подобно птице Феникс, возраждаясь Вовчик вновь оказался в органах. Естественно, не без помощи дяди. Он вновь вернулся в уютное кресло просторного кабинета на втором этаже УВД Республики. В очередной раз майор Вовчик был разжалован в капитаны лично комиссаром города за то, что на служебном «Опеле» поперся на разборки с бандитами, «наехавших» на проституток, которых он лично «крышевал». Помимо крутого дяди, у Вовчика была еще и не менее крутая жена Анжела. Она никогда не позволяла ему расслабляться. И, когда в очередной раз Вовчик наступал в «навоз», Анжела гоняла его по родственникам, кумовъям и знакомым, пока Вовчика снова не утверждали на старое место работы. Анжеле жутко не хотелось в один кошмарный день вернуться жить в деревню, откуда и она и Вовчик приехали в столицу. Это было просто НЕВОЗМОЖНО! Поскольку, как минимум, две деревни, поголовно, знали, что Вовчик и Анжела в столице «большие люди». А как же по-другому? Один раз в месяц происходило шоу, которое наполняло нектаром амбициозное сердце Вовиной жены. А происходило это так: в деревню не спеша въезжала чисто вымытая «крутая» иномарка. У ворот родственников, из авто, с достоинством и осторожностью, чтобы не испортить сложную прическу, в широко распахнутом кожаном пальто, сверкая тремя рядами золотых цепочек, выходила Анжела. Она выводила нарядно одетую дочку с огромными бантами. В нарядных, недоступных для сельских детей лаковых туфельках. Дверь машины захлопывалась широким жестом, позволяющим продемонстрировать роскошный маникюр и золотые кольца на пальцах. Следующим актом шоу был выход самого Вовчика. Черный парадный китель с майорскими погонами и белоснежная рубашка, были призваны просто «убить» земляков. Как же тут не поверить, что бывшие соседи занимают очень высокое положение в столице? Премудрость этой кичливости заключалась в том, что в столице Вовчик и Анжела были, по сути, простыми клерками, заурядными «микробами» большого города. Бравировать в городе им были и нечем, и незачем. А им этого ужасно хотелось. К этому они стремились душой и телом чуть ли не всю свою сознательную жизнь. Единственной отрадой была родная деревня, где можно было продемонстрировать свое величие, ловя восхищенные взгляды земляков, купаясь в лучах искусственно созданной славы. Впрочем, она-то слава и сыграла с ними злую шутку. В ту неделю семья пораньше укатила в деревню покрасоваться перед сельчанами-земляками, совершенно не подозревая, что наступает отопительный сезон. Местный ЖЭК подал воду в систему. В квартире Вовы с Анжелой возьми, и прорви муфту радиатора. Кипяток хлестал с пятницы до понедельника. Да, ко всему прочему, какой-то самодур-чиновник приказал залить в отопительную систему специальный краситель зеленого цвета, поскольку решил, что население сливает горячую воду из системы отопления. За три дня зеленый кипяток превратил Вовину квартиру в амазонские болота. Насколько это было страшно для супругов, можно судить по тому, что Анжела слегла с сердечным приступом в больницу. В беседе с Вовчиком «Мент» уяснил для себя одну важную деталь: оказывается, в Столице есть человек, который «крышует» большую часть ночной жизни города, клубов, саун и доставок «ночных бабочек». Но, судя по объяснениям Вовчика, трафиком там и не пахло. Поскольку, как говорится, самим работниц не хватает. А еще Вовчик сказал «менту», что «Дорогой», так называли того, кто держал «ночным людям» крышу, знает «правила игры» с ментами, и он, Вовчик, вовсе не горит желанием, чтобы кто бы то ни было нарушал эти правила, поскольку они, эти правила в городе устраивали всех. Аэропорт столицы Республики Истории неизвестно, кто именно решил, что у заезда с трассы к аэропорту Столицы обязательно должен стоять самолет. Не просто модель, уменьшенная копия, наподобие той, что была установлена у старого здания аэровокзала в «застойные» времена. Сейчас настоящий Ту-134 высился на каменной площадке, прибавляя забот коммунальным службам. Хотя с этого отслужившего свой век «борта» сняли двигатели и прочую навигационную аппаратуру, самолет оставался хоть и изуродованным, но летательным аппаратом. В ненастную погоду, когда в округе резвился ветер, самолет, как живая птица, пытался поймать встречный ветер, который почти всегда дует на пригорке, где расположен городской аэропорт. В такие моменты корпус старого воздушного лайнера дрожит и гудит. И, если у самолета есть душа, она в недоумении, почему шасси не сдвигаются с места. А утром дворники с удивлением разглядывают опущенные закрылки на огромных крыльях, и бетонную крошку возле анкерных болтов, удерживающих шасси. «Мент» не был по своей натуре романтиком. Поэтому, подъезжая к аэропорту, равнодушно скользнул взглядом по самолету, и припарковался на стоянке, перед зданием аэровокзала. Он предчувствовал, что вскоре этот объект станет постоянным местом его посещения. Чарующе-приятным голосом диктор известила о прибытии очередного рейса. Это был самолет из Стамбула. Сегодня «Мент» не собирался никого допрашивать в кабинете возле пункта паспортного контроля. Сегодня он приехал для выполнения рутинной работы, которая должна была стать звеном в большой цепочке борьбы с трафиком проституток. И он увидел то, что хотел увидеть: человек двадцать турок, которые выделялись в толпе прилетевших пассажиров своей важностью, подчеркнутой белоснежностью рубашек, и яркими галстуками. С легким пренебрежением они глядели по сторонам. Тот, кто отправил их в этот тур, рассказывал, что в Республике все можно купить по дешевке. Вернее – по бросовым ценам здесь якобы были ночные услуги. Им совсем скоро предстояло узнать, что это не так. А пока «Мента» заинтересовал микроавтобус, в который, в сопровождении размалеванных девиц, усаживались прибывшие турецкие подданные. Девушки встречали группу в зале ожидания, и, буквально «с порога» бросались в объятья прибывших.«Мент» был хорошо знаком с правилами ведения «наружки». Так что водитель микроавтобуса не заметил, как, легко урча мотором, от аэропорта за ними увязался темно-синий «Мерседес». Остановился бус у гостиницы, возле железнодорожного вокзала. И «Мент» убедившись, что вновь прибывшие остановились именно здесь, отправился в Департамент. Уже вечером он, в цивильном костюме и темных очках сидел на втором этаже гостиницы, в ресторане, и наблюдал за веселящимися турками и их спутницами, которые ели и пили на халяву, с удивительной сноровкой. Глядя на них «Мент» улыбнулся, вспомнив пословицу: «На шару, и хлорка – творог!» То и дело к туркам подходил молодой человек, и услужливо интересовался, все ли в порядке, и как ведут себя девочки? Именно этого парня «Мент» и «назначил» кандидатом на первую карточку раскрытых преступлений в ближайший месяц.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Утренний Доклад

Сентябрь. 2009 год. Россия. Москва. ФСБ. Как обычно, каждое утро, ровно в девять тридцать, докладчик в чине полковника заходил в кабинет к директору ФСБ, чтобы доложить о происходящих событиях, держа в руках раскрытую папку красного цвета, с золотым тиснением: «К докладу». Четким, поставленным голосом, он рапортовал о происшествиях, имевших место в огромной стране и мире. После сообщений о выходках «непокорных детишек» северного Кавказа, следовала информация о происшествиях в столице и других крупных городах. В общем, обо всем, что заслуживало внимания аналитического отдела и самого директора организации – прямой наследницы могучего КГБ, ушедшего в небытие Советского Союза. Помимо этого, в обязательном порядке зачитывались сообщения «кротов» из посольств и консульств, а также резидентов, как горох разбросанных по всему миру. После сорокаминутного доклада ординарец зачитал донесение службы космического центра наблюдения. О передвижении седьмого флота США в Персидском заливе, о появлении строительной спецтехники на территории Польши у мест предполагаемого размещения американских ракет «Пэтриот». Среди «прочего», внимание директора ФСБ привлекло не совсем обычное сообщение. В нем сообщалось, что …сентября 2009 года аппаратура военно-космической службы G1728, которая в это время мониторила определенную часть восточной Европы, засекла сигнал, исходящий от системы защиты ВУММ, установленного на одной из площадей бывшей советской республики. Если верить аппаратуре, кто-то вскрыл взрывной колодец, и проверил техническое состояние канала. Выходило, что кто-то, зачем-то заинтересовался тем неприятным наследием КГБ, о котором в ФСБ и не хотели бы вспоминать. Но вынуждены были это делать, ожидая сроков естественного разрушения, что было предусмотрено особенностью конструкции ВУММа. Директор добавил заметку в свою записную книжку, лежащую перед ним на столе. А когда докладчик закончил, попросил помощника, чтобы к нему незамедлительно вызвали начальника европейского отдела и руководителя технической службы. Через полчаса в кабинете директора российского ФСБ состоялась беседа с руководителями подразделений.- Сергей Иванович, что может произойти, если кто-то попытается инициировать подрыв устройства? – спросил директор ФСБ у моложавого полковника с абсолютно седыми волосами. Седой встал для доклада, но директор жестом остановил его и разрешил ему докладывать сидя. - Товарищ генерал, - начал седой, - о проведении операции «Дождь» знало ограниченное количество сотрудников. Дело в том, что с самого начала даже сам проект операции был под грифом «три нуля». Вся документация по этому проекту не имеет сроков снятия грифа секретности. Но, поскольку, технические условия исполнения проекта требовало участия специального персонала, был ограниченный круг сотрудников, которые после выполнения работ по установке устройств, дали дополнительные расписки о неразглашении. Но с 1976 года прошло слишком много времени и событий, в том числе и, как вы знаете, отделение бывших союзных республик. Вот список сотрудников, имевших непосредственное отношение к проведению операции «Дождь». Седой приподнялся, и, взяв из папки два листа пожелтевшей бумаги, протянул их директору. Пока шеф изучал списки, держа в руке очки, седой украдкой оглядел кабинет, обставленный аскетично, но грамотно, с точки зрения военного человека. Прямо перед полковником, на стене, висела карта мира, с занавесками по краям. Занавески были отдернуты, и было видно, что над картой ведется интенсивная работа. Огромное количество маленьких разноцветных иголок флажков были приколоты на ее поверхности. Но особое их нагромождение выделялось там, где угадывался кавказский горный хребет. Еще одно нагромождение «заколок» было в районе крымского полуострова, который уже много лет принадлежал Украине, но, тем не менее, являлся «зубной болью» России. Этому «зубчику» явно уже могло помочь только вмешательство – увы не медицинское а военное, а, точнее – военная операция могла бы вернуть Крым, и форпост черноморского флота – Севастополь – в лоно России! Впрочем, как заметил полковник, флажков на карте хватало и в районе Поднебесной, и в латиноамериканском регионе… - Знаешь, Сергей, - отвлек седого от созерцания карты мира директор, - а ведь я знал, минимум, четверть из этого списка. Я тогда служил в соседней республике, и кое с кем из этих офицеров встречался по долгу службы!- Вот этот, - директор указал авторучкой в списке, - погиб в 1983 под Гератом. Тогда пехотная дивизия афганцев подняла мятеж, и почти целиком перешла на сторону «духов». Особист лично командовал погоней, в которой он, к сожалению, был смертельно ранен. Может это и к лучшему, ведь тогда, в восемьдесят третьем, многие головы «полетели». - А с этим, - директор указал на предпоследнего в списке, - я служил в Анголе. В общем так, - голос директора посуровел. Оба посетителя синхронно встали. – Вам нужно в течение недели выявить, кто мог проверить устройство? Ведь для этого нужен спец ключ?! И, самое главное, я должен услышать ваши конструктивные предложения по решению данного вопроса. Если нет возможности дистанционно блокировать устройство, нужно быть готовыми выслать группу для локализации вопроса. Все свободны! Седой, и второй офицер, который за время всей встречи не проронил ни слова, поскольку никто ему вопросов не задавал, поправив стулья, на которых сидели, вышли из кабинета. Директор ФСБ России поднялся с кресла у стола и подошел к висевшей на стене карте. Взяв из коробочки синий флажок, он воткнул его в ту точку, где значилось название этой крохотной республики.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Весенняя Рыбалка

Март 2009 года. Столица. Городское водохранилище. В это время года рыба вообще не клюет. Наверное еще сонная, и не отогрелась от зимних холодов. Рыбаков на скучных, еще не покрытых зеленью берегах огромного водохранилища, находящегося в нескольких километрах от разросшейся столицы, в этот период вообще не видно. Зато летом водохранилище становится самым доступным местом отдыха горожан и жителей, ближайших к водоему сел. На дамбе плотине, перегораживающей водохранилище, круглосуточно дежурят двое полицейских. Точнее, их четверо – по двое с каждой стороны дамбы. Но пост № 1, расположенный вблизи трассы, ведущей с запада республики в город, считался лучшим. Здесь было не так скучно, и можно было подзаработать. На первом посту можно было не сидеть в бетонной будке-беседке, стоящей возле красно-белого шлагбаума, а поболтать с механиком автосервиса, примыкающему к посту почти вплотную. Или выпить бутылочку пива у ларька, стоящего напротив, через дорогу. Ну а летом, когда появлялись отдыхающие, частыми гостями блок-поста были дамочки, ищущие приключений, а, иногда, и сиюминутного заработка. К дальнему посту, на другой стороне дамбы, к шлагбауму подходили только коровы, так как до ближайшего села были добрые пара километров. Одной из статей доходов первого поста были еще и рыбаки, желающие порыбачить в охраняемой зоне. Глубина у края дамбы была метров семь, и никто не тревожил сомов, обитавших в этом месте водохранилища. Здесь же, был и хороший улов раков. Полицейские сами, порой, «браконьерничали», раскидывая сети-путанки по ночам, чтоб рано утром продать улов перекупщикам Именно к первому посту в тот весенний день подъехала грязная иномарка с тремя пассажирами. Один из них резво выскочил из автомобиля, и направился к будке-посту. У красно-белого шлагбаума он остановился, и жестом пригласил выйти кого-то из полицейских. Судя по одежде, приезжие собирались рыбачить. На посетителе был старый армейский плащ, накинутый поверх теплого, крупной вязки свитера. Дополнением были камуфляжные штаны, и, ставшая привычной в последние годы, черная вязанная шапочка. Сквозь стекло было видно, что его заметили, а из дверей будки вышел старший по званию, который вальяжной походкой подошел к ожидавшему его рыбаку. Через минуту коротких переговоров полицейский был, и рад и удивлен одновременно. Радовался он предложенной за право порыбачить до вечера сумме. А удивило – столь раннее начало рыбацкого сезона. Рыбак достал из кармана широкого плаща несколько купюр, и, глянув по сторонам, быстро сунул их в руку полицейскому. Затем обернулся к ожидавшей его машине, и показал вытянутый вверх большой палец руки, мол, все в порядке. Получив деньги, полицейский утратил всяческий интерес к приехавшим. Неспешной походкой он направился к посту. А рыбаки, тем временем, начали выгружать из багажника автомобиля рюкзаки и коробки с рыбацкими снастями. Проходя мимо будки-поста, в окно которой смотрел молодой сержант, один из рыбаков, посмотрев на сержанта, весело ему подмигнул. Молодой полицейский, неожиданно для себя, поднял кверху ладонь, и, помахав в приветствии, подивился чернявости прошедшего мимо рыбака.- Слушай, Мирчя, что за рожа? Цыган, что ли? – спросил он у прапорщика, который, усевшись на узкую панцирную кровать, разглядывал полученные купюры.- Да нет. Больше на грузина, или армян похож. Да пошел он! Развелось тут всяких грузин, чеченцев, арабов. Сержант был молод, и дальше столицы Республики никуда и никогда не выезжал. А прапорщик в молодости успел послужить в Советской армии, поэтому в глазах сержанта был экспертом по национальностям. Протянув одну купюру сержанту, прапор сказал:- Предупреди второй пост, что это наши клиенты! Сержант подошел к ветхому столу, накрытому газетами многолетней давности, с пятнами от выпивки и закуски, посмотрел на стену, где красотка с плаката, призывала посетить винные подвалы, почесал в паху, и взял со стола манипулятор радиостанции «Лен»:- «Чезар» один! Я – «Чезар» два, прием! Прапорщик, который минуту назад перечислял вероятные национальности рыбаков, наверное, не мало удивился бы, узнав, насколько точно он указал на национальность двоих, из троих, рыбаков. Это были вайнахи, то есть – чеченцы. А рыбаки тем временем, дойдя до середины дамбы, начали ставить снасти и готовиться к рыбалке. Двое остались дежурить у закинутых «донок», а третий, делая вид, что ему приспичило, перешел плотину поперек, спустился вдоль шлюза, выходящего на противоположной стороне, к маленькому озеру, сплошь покрытому камышом. Стайка крупных окуней, почуяв шаги на берегу, резко ушла на глубину, оставив рябь на водяном зеркале озера. Рыбака не интересовали окуни. Он вообще никогда в жизни не рыбачил. Сузив карие глаза, он поглаживал непривычно гладко выбритый подбородок, и подсчитывал необходимое количество тротиловых шашек, и места их закладки. Он выполнял обычную работу сапера-взрывника, который готовит объект к подрыву. Удовлетворенный расчетами, он еще два раза промерил плотину шагами, делая вид, что разминается, дабы не привлекать внимания постовых полицейских. Закончив замеры, рыбак вернулся к своим товарищам и поинтересовался у рыбака со славянской внешностью - Слушай, Ваня! Что, говорят, в этих местах бывают землетрясения? Узнав, что бывают, и довольно часто, он продолжил:- А! Тогда понятно! А то я не мог понять, откуда в корпусе плотины такие трещины. Знаешь, Ваня, не хочу тебя пугать, но, по-моему, эта плотина больше пяти лет не выстоит. Она без нас рухнет. Не боишься?- Я скажу тебе Хоза, так. Мне – «до лампочки»! Я живу сегодня, а там, будь что будет! Ты, лучше, скажи: посчитал? Сколько шашек нужно будет? – ответил славянин, не отрывая взгляда от колокольчика, укрепленного на «вылке», воткнутой в трещину бетонной плиты.В разговор вмешался третий рыбак:- Ты, Ваня, не волнуйся, - сказал он с сильным кавказским акцентом, - Хоза свое дело знает. Он обучался у самого.…В этот момент Хоза деланно закашлял, давая понять, что славянину, да еще с именем Ваня, не обязательно знать, у кого обучался взрывному делу чеченец по имени Хоза.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Тюремные уроки 2

Май 2009 год. Республика. Центральная тюрьма Столицы. За раскладным столиком на ножках из металлических трубок, сидя напротив, друг друга беседовали два человека. Один объяснял премудрости тюремной жизни, а второй внимательно слушал, периодически отпивая ароматно пахнущего кофе. В воздухе маленькой тюремной камеры висели клубы дыма от дорогой кубинской сигары, которая переходила от одного собеседника к другому. На столе, кроме кружек с кофе, были разложены нарды, с расставленными для игры фишками. Молодой миллионер, который мог позволить себе в камере сигару и кофе такого качества, с любопытством вникал в тюремную науку.- В первую очередь, сказал толстяк «Дорогой», - когда видишь незнакомых зэков – здоровайся! Но, ни в коем случае не здоровайся за руку с тем, кого не знаешь точно. Если просят курить, не протягивай пачку, а вытащи сигарету, и протяни фильтром вперед к просящему.Миллионер затянулся заморской сигарой, и выпустил с пяток колец дыма.- А почему, поинтересовался он, протянув сигару «Дорогому».- Они могут оказаться «обиженными». А по тюремным понятиям к ним, к «обиженным» даже прикасаться нельзя пояснил «Дорогой» и тоже, затянувшись сигарой, пытался повторить трюк Миллионера. Но из этого ничего не вышло, и он закашлялся, приложив ладонь к лицу.- Я на воле вообще не курил. Да и не «бухал», можно сказать. Все работал, работал. Я ведь вырос без отца и в детстве жил не очень сытно. Но видать, этот рыжий «мусор» захотел въехать в рай на моем горбу. – вздохнул «Дорогой». – За дочкой скучаю сильно. Она уже на медицинский поступила. Да и сына «грузанули» моим делом. А он вообще жил отдельно. Глаза «Дорогого» стали, вдруг, блестящими и грустными. Он застеснялся своих эмоций:- Ладно, брат Миллионер! У тебя ведь у самого трое мелких «киндеров»… Слушай дальше. На тюрьме никто не говорит «спасибо», только – благодарю, и вот почему…Судя по тому, каким Миллионер был благодарным слушателем, разговор мог продлиться за полночь. Да еще и нарды ждали своей очереди. Куча дел и забот. Вечерело.
d5d6af915110345f65b8540b84d464df3f17a5d612dd4bff98807dcec9a96226

Продолжение книги - Часть 3

Здесь